"Анна Каренина" Сергея Соловьева


Наконец-то появился долгожданный фильм Сергея Соловьева "Анна Каренина". Удивительная по точности и выразительности атмосфера фильма, "своя", "родная", толстовская. Это особенно трогает после только что прошедшего в прокате "чужого" фильма, претенциозного и в дурном смысле слова театрального. У Соловьева ненавязчиво есть все, что нужно: и зеркала, "каренинской красою изумленные", и, как ни странно,все" наспех, разночинно", казалось бы ,неуместное в отношении каренинского социального уровня , и узнаваемые, еще имевшие место аж в середине прошлого века в столицах, приметы быта (знакомые обои ,знакомые домашние цветы, гардины, мебель, картины в разных багетах....) Конечно, социальный уровень моих родителей и бабушек скорее городской мещанский, но все равно для меня, в соответствии с моими воспоминаниями, соловьевский фильм близок и родствен прежде всего визуально.

Фильм Соловьева было бы справедливо назвать "Каренин". Янковский занимает все пространство картины, делает это не просто хорошо, а гениально. Основания для этого есть и в романе Толстого: мне всегда казалось, что Толстому этот герой интереснее всего остального, включая Анну. В фильме все женские и мужские персонажи (они, кстати, почти все в фильме хороши) не больше чем фон для презентации сложнейшего характера Каренина. К сожалению, и любимая мной Друбич не избежала этой участи. Она, за редким исключением, только одна из красивых женщин, "населяющих" этот фильм...А все, что касается страстей, это к Янковскому и Соловьеву. Надо отдать должное и Гармашу с Абдуловым - на мой взгляд, настоящие толстовские герои.

Главное, на мой взгляд, достоинство фильма - это семейная тема в нем, что соответствует замыслу Толстого. С любовью же, как мне показалось, в картине "совсем плохо". По-моему, это "заслуга" режиссера. Может быть, именно поэтому Вронского посчитать объектом страсти Анны в этом фильме очень трудно (может, только если жизнь или фильм столкнули бы его с Кирой Найтли в другом фильме, а не с Татьяной Друбич в этом), несмотря на "нарочно" обнаженные торс и ягодицы. Ничего другого во Вронском , прежде всего внутренне маскулинного, что могло бы привлечь такую удивительную женщину, как Анна, нет. Кстати, сильнейшие сцены фильма - это не сцены Анны с Вронским , а сцены Анны с Карениным. Мне все время кажется, что это не случайность, а осознанный выбор режиссера, принесшего Анну (Друбич) в жертву своему замыслу, как будто связанному с какой-то другой героиней из какого-то другого романа, не молодой, а молоденькой, и явно не способной на страстную любовь. Хотя надо быть справедливым: не раз в фильме актриса поднимается до настоящих драматических высот. При этом, к сожалению, знаменитый финал романа, сдержанно сыгранный актрисой, напрасно, на мой взгляд, отягощен натуралистическими подробностями.

Еще несколько слов. Удивительно неинтересна в разных киноверсиях Бетси Тверская. Может быть, просто раз и навсегда "переиграла" всех замечательная Майя Плисецкая в фильме Зархи. Там же была очень интересная Лидия Сухаревская в роли Лидии Ивановны. Надо сказать, правда, что Людмила Максакова и ее французский (так же как и в спектакле по "Евгению Онегину") во всяком случае не хуже.

Это, ребята, мои первые впечатления. Посмотрите этот прекрасный фильм обязательно - поговорим, как обычно.