Моя журналистская жизнь 2013-2014


Давно я не писала ничего в блоге, товарищи. А произошло многое. Итак, по порядку. Минувшим летом и осенью я ходила обивать пороги издателям, в ходе чего поняла, что сборнику, который мы с журналистами затеяли, не быть. Аргумент прекрасен - "Мы не хотим, чтобы книга издавалась". Затем последовали выезды. Первый - на открытии выставки одного из художников (каюсь, не помню фамилии - надо восполнить этот пробел!), там я играла на гитаре, то есть журналистские мои навыки не требовались. И второй (кстати, оба были в ноябре с разницей в неделю) - выступление трех студиек, меня в том числе, опять-таки с музыкальными номерами. Если кому интересно - я играла некоторые свои композиции, затем мы с девчонками спели Iron Maiden - Wasting Love, аккомпанируя себе сами (до этого мы пели ее еще один раз, на вечере в Доме Пионеров). Буквально через четыре дня после выступления нам позвонили из журнала "Литературная учеба". Как выяснилось, двоих студийцев, в числе коих оказалась я, выбрали для публикации в этом самом журнале. Эти люди сказали, что публикация серьезная, не абы что. И я сдала свою "программу" - несколько стихов, кучу статей (на их выбор) и один довольно-таки объемный рассказ "Разговор со многими в единстве". Это было до Нового года. А потом началось еще веселее. В ночь с 7 на 8 января мне, пардон, не спалось, и я решила созвониться с администраторами. Да, да, не считайте меня сумасшедшей, они сами всегда выбирали столь позднее время для разговора. Слушая гудки, я настроилась было на скучные тирады о книге, о важности журналистского дела и прочий пафос. Но нет. Снявшая трубу замглавадмина (слово, выговариваемое ''стариками'' на раз-два) , грустно поздравив меня с праздником, поведала о своем увольнении. "Вместо меня теперь такая-то", вздохнула она и назвала имя моего любимого администратора. Выразив свои соболезнования, я повесила трубку и, вдоволь накричавшись, принялась разносить радостную весть остальным. Долгое время ничего не было. Вестей - никаких. Я наведалась на место музея Маяковского - теперь там руины... Кстати, ловите фотографию моей первой публикации - детский сад, но весомый детский сад, т.к. публикация фосовская, фонд "Подсолнушек", сэрэпэ - Союз писателей на нашем сленге... Вскоре организаторы ФОСа затеяли новый фестиваль - ФИЧ. Имени Чехова то бишь. В доме Чехова было тесно, неуютно. Ни тебе конференц-зала, ни домашней атмосферы. Из фосовцев была только одна девочка. Нас еще и облаяли там нешуточно. В общем, постоянно проводились параллели между ФОСом и ФИЧем. Не понравилось. В скором времени шла я домой из школы, с зачетов. Прихожу домой в хорошем настроении, тут звонок от классного руководителя. Голос холодный: "Елена Викторовна хочет говорить с тобой". Первая мысль - это что же я такое натворила?! Но голос директора оказался мягким. Елена Викторовна начала говорить о моих дипломах, наградах, фестивалях. "А не сдавала ли ты свои работы в журнал «Лучик»?" - спросила она. "Нет, такого не было", - расстроенно ответила я. "Ну, а разве не было у тебя стихов "Ваши глаза", не было рассказа о многих в единстве?" Работы про глаза я так до сих пор и не вспомнила, но рассказ забыть невозможно, и я чуть не заорала: "Были! Были!". Выяснилось, что звонил господин N, искал Анну Пименову из школы 1277, оставил телефон. Анна Пименова - это я. Я поблагодарила Елену Викторовну и принялась судорожно набирать номер того человека. Выслушав мою восторженную речь, господин на другом конце провода хрипло и сухо ответил, что я не публикуюсь. "Как это не публикуюсь? Я же сдавала, вы звонили!" - но он уже бросил трубку. Не прошло и минуты, как мне снова позвонили с того номера. Женский до боли знакомый голос (главред журнала "Литературная учеба" Елена Толкачева): - Аня, произошло недоразумение, все в порядке, вы публикуетесь, только вышлите недостающую программу... Оказалось, тот человек решил, что раз в школе Пименовой нет, то нет ее и на самом деле, и едва не вымарал из журнала мои работы... А 29 мая мы поехали на презентацию того самого журнала. Проходила она в центре "Восемь колонн" на Воздвиженке. Оцеплено почему-то охраной, вход по паспортам, строгая сверка со списком, пригласительные...В зале на третьем этаже, который постепено наполняется людьми, всюду камеры, музычка туц-туц-туц... Мы сели за импровизированные кулисы. Делать нам тут было явно нечего. Правда, просили поиграть на гитаре, оставить отзыв в жалобной книге, сфоткаться с Гордоном, который тоже там был, но мы предпочли отсидеться за кулисами, потягивая лаймовый сок и только изредка выбегая на улицу - проветриться. Кстати, журналов нам так и не дали - мол, в следующий раз. Ну да... Мы проголосовали за понравившиеся книги - попали мы на церемонию вручения Горьковской премии - и ушли домой, не дожидаясь подсчета голосов и самого вручения. Эх, а там было здорово, говорят. Путина была, Михалков. Басинский. Потом фуршет - пир горой... В следующий раз не упущу такой шанс. А ближайший следующий раз будет в конце мая - и то в издательстве. В связи с чем я, товарищи, заканчиваю свой краткий, но подробный отчет о проделанном. Фотографии обязуюсь добыть и выложить. Всего вам!
ФайлРазмер
1399825520965.jpg183.34 КБ