Образование в России: взгляд со стороны (Prof. Benoit Eklof, Indiana Univ.)


29 февраля 2012 в Академии Народного Хозяйства при президенте РФ прошла интересная лекция по глобальным вопросам российского образования.

Лектор - профессор исторического факультета университета Индианы Бенуа Эклоф (Prof. Benoit Eklof, Indiana University Department of History). 

Ben Eclof Indiana University

Проф. Бенуа Эклоф специализируется на исследовании образования в России. Он - автор многочисленных статей и книг по российской и советской школе (см. Google Books, например). Прекрасно владеет языком: на все многочисленные вопросы после лекции  отвечал на русском.

Однако сама лекция была на английском, с переводом Татьяны Сабуровой (Омский педагогический университет): лектор хотел избежать малейшей вероятности быть неверно понятым, так как поднятые вопросы были довольно важными.

Проф. Эклоф в своем выступлении перед студентами РАНХиГС (и слушателями программ MBA)  дал обзор эволюции образования в России с начала прошлого века.

В целом, было интересно, как воспринимается наша система образования людьми из-за рубежа. Именно так и назывался доклад: "Образование в России: взгляд со стороны".

    Obr v R

Было и немало интересных моментов, которые, наверное, не вычитаешь в журналах и статьях. Поэтому попробую передать своими словами яркие для меня кусочки рассказа в той форме, как они мне помнятся. К сожалению, видеозаписи не велось, и, с учетом языка, ниже возможны неточности и даже явные искажения 

Первый вопрос, рассмотренный в лекции, касался образования в России на рубеже 19-20х веков. Проф. Эклоф - автор нескольких книг по школам России именно этого периода, работавший с первоисточниками. Так что было крайне поучительно.

В те годы отмечался быстрый рост количества школ и учащихся, у  населения была потребность в образовании. И крестьянам, и простым горожанам очень хотелось отдать своего ребенка в школу. У детей была сильная мотивация на учебу. Как отмечал докладчик, изучавший архивные документы, и у взрослых и у детей было четкое понимание необходимости получения начального образования: им это на самом деле было нужно для будущего.  

Политика же общего образования в России тогда, по-существу, сводилась к решению вопроса о всеобщем начальном образовании.

Лектор указал на недооцененную роль земских школ, гимназий и училищ в формировании элиты имперской России того времени. 

Одно из отличий российской средней школы того периода от британской системы, Б. Эклоф обсудил в разделе "Ласка и порядок". Речь шла об отношении учителей к детям у нас и в Европе. Как при этом  заметила Е.А. Ленская из МВШСЭН, удивив слушателей, в Великобритании наказания в школах были официально отменены лишь совсем недавно!

Лектор особо отметил феномен «остаточных» знаний в школах того периода. Даже годы спустя, бывшие учащиеся уверенно воспроизводили полученные знания. Т.е знания оставались. А это - один из основных критериев качественного образования.

Вообще, вопрос про критерии, позволяющие судить об эффективности школы, рефреном проходил через всю лекцию: на основании чего и как можно сравнивать разные образовательные системы.

"Отсталая Россия, которая училась читать" - такое мнение бытовало в Европе о состоянии образования в России, из сравнительного анализа нашей и европейской начальной школы. Основным показателем в замерах тогда являлось отношение количества учащихся ко всему населению (по переписи). Профессор же, на основании большего числа критериев, не совсем согласен с этой точкой зрения. По его словам, судя по потоку заявлений в школы, и общему отношению к учебе у населения, проект  начального всеобщего образования в России мог бы стать реальным, если бы не начавшаяся первая Мировая война и затем  революция 1917 года. Кроме того, методика сравнения была не точной – сравнивались дети разного возраста и т.д. 

Б. Эклофа  особенно удивляла высочайшая мотивация самих детей, которые желали непременно попасть в школу. Он пытался разобраться в феномене привлекательности учебы.

Далее был проведен краткий обзор особенностей советской школы. Поднимались вопросы количественных и качественных показателей. Обсуждались «парадоксы сталинизма», социальная мобильность, всеобщее среднее образование, концепция формирования "советского человека".

В частности, был затронут вопрос о холодной войне и ее связи с  проблемой качества образования.

Лектор отметил, что в то время как перед советскими людьми ставилась задача «догнать и перегнать Америку» в экономике, ... перед американцами стояла проблема догнать и перегнать Советский Союз в образовании.

Запуск "Спутника" и успехи Советского Союза в освоении космоса стали вызовом для образовательной системы США. Америка стояла перед необходимостью подстегнуть развитие научно-технического прогресса, что стало мощным стимулом для развития образования.

В те годы учителя в США и заговорили  о развивающем образовании, о системе Занкова, других педагогических находках наших учителей.

Что интересно. Вопрос о важности и серьезном подходе к обучению ставился уже на уровне семьи. Всеобщее оживление вызвал рассказ о словах отца сыну «если ты не будешь серьезно заниматься математикой, в будущем у Америки могут быть большие проблемы». Маленький срез, ярко показывающий настроения в обществе…

Обсуждались различные факторы модернизации образования. Лектор, в частности, отметил, что в американскую систему образования вложили большие деньги, чтобы догнать СССР.

Забавный и поучительный эпизод... В какой-то момент, глядя на экономические успехи Японии, США попытались перенять основные черты японского опыта: длинный учебный год и специальные курсы «натаскивания» после школы по предметам. Оказалось, что пока американские учителя перенимали эту систему, в Японии ... отменили ее...

Было еще много интересных замечаний про противостояние СССР и США в области образования, про стратегическую важность вопросов образования для любого государства.

Говоря о стратегии развития образования вообще, лектор отметил, что одной из самых сложных проблем является определение в какую ступень образования наиболее эффективно вкладывать средства в первую очередь. По мнению Б. Эклофа - в начальное и дошкольное, а не в высшее или среднее!

Далее в лекции обсуждались относительно стандартные вопросы, которые постоянно поднимаются практически в любом педагогическом сообществе -  о состоянии современного российского образования:

Является ли ныне Россия  «самой читающей страной»?

Престижное образование и его доступность

Рынок образовательных услуг и качество образования

Региональная специфика и мобильность

Демографический спад

Структура рынка труда и реформа высшего образования

Международный опыт, ВУЗы  - «флагманы» и инвестиции в систему образования

Болонский процесс

Компетенции специалиста  и ситуация с высшим образованием

Образование в глобальной перспективе: разрушение стереотипов и использование международного опыта

Оценка качества образования, обсуждение лидеров, замеры PISA (лектор, конечно, сказал и про наши показатели PISA - очень деликатно и с сожалением)

Финансирование различных ступеней образования: сравнительный анализ и оценка эффективности

Система образования и рынок труда

Не буду останавливаться подробно на описании этих довольно стандартных для нас обсуждений. Мне показалось, что в постсоветский период глобальные вопросы в российском образовании (речь, конечно, не идет про элитные школы российских мегаполисов) понимаются всеми относительно адекватно, по крайней мере особых сюрпризов не прозвучало. Лектор, например, с тревогой обсуждал низкий престиж профессии учителя у нас, уровень заработной платы в России и у лидеров мирового образования по PISA (Финляндии, Кореи) и т.д.  

Что показалось интересным.

Во-первых, Б. Эклоф с сожалением сказал, что по его мнению, в настоящее время изучение российской системы образования не является приоритетным для США, которые ныне больше внимания уделяют изучению опыта стран Азии и Китая. Если сказать им, что ты  из России, спросив при этом, что они знают о нашем образовании, ответ, пожалуй, будет (по мнению лектора) один. "Россия? Образование? Выготский". Последнее слово произносится с большим уважением, ибо считается "высшей точкой...." (Далее лектор сам не смог быстро подобрать необходимое продолжение фразы.)

Во-вторых, лектор заметил, что если мы потеряем систему бесплатного дополнительного образования, то, по его мнению, это будет очень печально. Такая система музыкальных школ, школ искусств, кружков и т.д. является необычной, уникальной и она вносит свой важный вклад в повышение уровня образованности населения.

В-третьих. Было очень много вопросов от слушателей.  После лекции развернулась небольшая дискуссия. Причем вопросы задавали и молодые ребята, и люди среднего возраста.

____________________________________________________

Лекция в целом была ориентирована не на учителей, а на студентов, которые, скорее всего, пойдут в бизнес и управление. Являлась больше общеразвивающей, концептуальной, схематической, с концентрацией на вопросах стратегии развития. По-видимому, это именно то, что нужно для РАНХиГС - возможно, что ребята, которые слушали американского профессора сегодня, будут в будущем принимать решения по финансированию школ и вузов.

Вполне возможно, что если бы лекция была для учителей с  pedsovet.org, pedsovet.su, openclass.su, или, скажем, для директоров московских школ, то обсуждение конкретизировалось бы и привело к "взгляду со стороны" по менее глобальным, но более животрепещущим вопросам сегодняшнего дня. Ведь важных именно для российских учителей вопросов сейчас тоже немало - перебор различных схем финансирования, влияние компьютеров и соц. сетей на мотивацию детей, адекватность замеров PISA в России, эффективность тестирований и экзаменов, эффект электронных журналов и прочих наших ноу-хау, плюсы и минусы деления на элитные школ и "ПТУ", олимпиадные показатели внутри и вне страны, принципы распределения грантов школам, роль частных и платных школ и т.д. и т.п..

Мне, например, не очень понятно, почему имея первое место по уровню чтения в 2006 году у десятилеток, мы проваливаемся по PISA в 2009 году у пятнадцатилетних. Не ясно, в первую очередь, насколько хорошо устроен сам тест. Нужно ли нам ориентироваться в работе на него, или же пытаться разрабатывать свои системы глобальных проверок по стране и в мире. Если PISA настолько адекватно предсказывает качество образования, то почему мы даже не знаем правил  игры в нее? Безусловно, пара тренировочных уроков в год, помогли бы отсечь технические ошибки да и сориентировать педагогов на их провалы. Если же система - дутый пузырь, который вводит людей и правительства в заблуждение, то как наши исследователи измеряют, у кого нам учиться учить? 

Мне не ясно, почему московские власти взяли в прошлом году курс на оценку школ по количеству олимпиадников на всероссе и количество высокобалльников по ЕГЭ. Да еще и не делят баллы на число учеников. Насколько было продуманно это решение и почему четкая методология, обоснование такого решения коллектива авторов не выложены для обсуждения учителями? Это мотивировано политикой Южной Кореи по вытягиванию высших достижений еще выше, или же это незатейливый эксперимент на авось? Ведь наряду с Кореей есть опыт Финляндии и Германии по вытягиванию слабых учеников до средних. А уровень образования там растет не хуже корейского... эффективно. Кроме того, правильно ли судить об эффективности школы только по 11 классникам, не беря в расчет труд учителей младшей и средней школы, поставляющих к 8-10-му классу  элиту (со всего района) в спец. школы. Ведь те же международные замеры качества, наоборот, показывают, что учителя началки у нас на коне. Так что уж их-то поддерживать в первую очередь.... Что еще странно - при этом пересчете страдают ведь и небольшие сильные школы, которые сами растят своих чемпионов с 1 по 11-ый класс.    

Не ясно, ориентируются ли наши стратеги образования на PIRLS, PISA или, по-прежнему,  подсчитывают лишь золотые медали на международных математических и физических. олимпиадах.  Мы ведь не США, в чьи топовые университеты едут технари-таланты со всего мира, которые твердо уверены, что их топ 2% выпускников будут работать именно в их фирмах. Мы пока даже не Южная Корея, заполонившая мир своей электроникой, мобильными и компьютерами, и нуждающаяся в еще более классных  ребятах мирового уровня, которые удержат свои фирмы на верхушке хайтек. И не Китай, заполонивший мир своей продукцией и вкладывающий в образование "бешенные" для нас деньги. И даже не Индия, становящаяся шаг за шагом родиной программистов... А в чем же тогда наша концепция, под которую в который раз  подстраивается и видоизменяется наша  система образования?...

В каких детей нам лучше вложиться в первую очередь, когда очевидно, финансирования на всех сразу не хватает? Как финны, как немцы - подтянуть камчатку? Или брать элитой, которая пробьет дорогу в технологию всем остальным неучам?  Но будет ли кому через десять-двадцать лет учить наших лучших ребят на высшем  уровне в вузе или же руководить ими в успешной фирме мирового класса, если отток мозгов будет продолжаться, а вот притока из Казахстана, Украины,  и т.д. не будет?

Мне не ясна позиция авторов рейтинга вузов по баллам ЕГЭ, предлагавших годом ранее еще больше принизить статус педагогических вузов в пользу состоявшихся финансовых и экономических лидеров, которые, в отличие от школьной началки,   в международные рейтинги типа THE и QS не входят. В первую очередь потому,  что не видно еще результатов замеров эффективности ЕГЭ как верного инструмента качества образования, как  это проверялось для тех же тестов GMAT и т.д. Во  вторую очередь потому,  что роль плохого учителя и хорошего Учителя осознает каждый. А вот что делает игрок на бирже и зачем надуваются пузыри - по крайней мере во время кризисов, становится не очень ясно.

Мне не ясно, как опыт истории 19-20-х веков может помочь нам определиться в отношении к компьютерным играм и соц. сетям, в которых наши дети тратят такое количество времени. Запретить все и растить на карандаше и бумаге, как в той же Вальдорфской  школе в Силиконовой Долине, воспитывая оригинально мыслящего человека? Казалось  бы - решение. Но вот в той же Корее самая высокая плотность покрытия интернетом, мобильники и гаджеты, фанатеющие от компьютерных игр дети и взрослые. При все этом - топ рейтинга. Исследователи противоречат друг другу... то говорят, что фесйбук вреден для учебы, то пророчат плюсы в коммуникации и баллы при нахождении работы тем, кому не запрещали сидеть в сети...

Вопросы, вопросы...  Ответ, в котором все по полочкам разложено и варианты будущего нарисованы, услышим ли? Пока же, как и раньше, будем следовать ответу "делай свое дело и будь, что будет"...

В любом случае, взгляд со стороны, тем более взгляд профессионального историка,  всегда полезен, в том числе и педагогам.  Освещая проблему с точки зрения разных специалистов, возможно мы будем лучше представлять, куда двигаться в своем классе. Или представлять, какие последствия бывают от верных или неверных решений  в управлении.

Хочется поблагодарить организаторов лекции за предоставленную возможность - услышать интересного человека, историка Российского образования; Татьяну Сабурову - за перевод речи докладчика с англ. языка на русский;  Ленскую Ирину Анатольевну - за интересные комментарии, и, конечно, докладчика проф. Бенуа Эклофа за его интересную лекцию!

©Svetlana.Pugai

 

Светлана Пугай

методист по ИТ Школа 1277 с углубленным изучением  немецкого языка,

слушатель курсов МВА Российско-Немецкой Высшей Школы  Управления , РАНХиГС    пр при Правительстве РФ