Два новых спектакля Дмитрия Крымова


Двойной эффект двойной премьеры - "Своими словами", пушкинский и гоголевский варианты. Оба точны и остроумны, выразительны и самобытны. Каскад пушкинских улыбок из "Онегина" и много смешных находок в спектакле по Гоголю, вплоть до расположившегося на полях спектакля яйца из лирического отступления про Кифу Мокиевича и Мокия Кифовича ("Мертвые души"). Пушкинский "Своими словами" еще перенасыщен онегинским текстом, но "Мертвых душ" в гоголевском уже почти нет. Правда, Крымов не был бы Крымовым, если бы это мощно не компенсировалось двумя грандиозными  обретениями: идеей "оборачивания" в пушкинском и образом Руси - тройки, логично превратившейся в дрон и терпящей катастрофу, в гоголевском. Обе идеи мгновенно вызывают нестерпимо сегодняшние аллюзии, одну пронзительную, глубоко связанную с "быстротекущей жизнью" каждого из нас, и другую на редкость ярко публицистичную и в своей однозначности не вызывающую сомнений и пугающую. Впрочем, обе идеи de facto грустны и, видимо, говорят о непоправимом. Смешной прием с включением в спектакли русской речи с иностранным акцентом тоже не так прост и, по - моему, сродни прологу фильма Тарковского "Зеркало", где мы видим попытку вылечить молодого человека от заикания, чтобы он смог "своими словами" рассказать о своей и нашей жизни.