Школа без компьютеров ... в Кремниевой Долине


В разделе Технология газеты Нью-Йорк Таймс сегодня появилась интересная заметка про школу в Кремниевой долине, в которой обходятся без компьютеров, обучение происходит с мелом и доской.

Интересно то, что школа находится в Лос Альтосе и родители многих из учащихся работают в самом что ни есть настоящем ИТ. 

Вальдорфская система описываемой школы отличается от системы Эльконина-Давыдова, принятой у нас, конечно, и все же проблемы, поднятые в статье, а также подходы к решению, кажутся схожими с нашими.  Не все так однозначно  с ИТ в школе.

Идея "компьютеры и школы не смешиваются", по-видимому, не нова в российском образовании. Но есть одно отличие.  У нас ее считают ретроградской. В Кремниевой Долине ее не стесняются произносить ИТ специалисты... Статья вызвала очень большой интерес у читателей NYT, так за последние два часа появилось более пятидесяти комментариев, бурно обсуждающих преимущества Вальдорфской системы.

Перевод статьи выполнен Гугл переводчиком с небольшими стилистическими сглаживаниями.


A Silicon Valley School That Doesn’t Compute

New York Times,
MATT RICHTEL
October 22, 2011

[Фото]
"Брайн Перри читает на столе."

Лос Альтос, Калифорния.  Главный технический директор eBay
посылает  учиться своих детей в эту школу. Так делают и специалисты Кремниевой Долины, работающие в таких гигантах как Google, Apple, Yahoo и Hewlett-Packard.

Но в качестве основных инструментов преподавания школы совсем нет   высоких технологий: ручки и бумага, вязальные спицы и, иногда, глина. Ни одного компьютера не найдено. Нет экранов вообще. Они не разрешаются в классе, и школа не приветствует их использование в домашних условиях.

Школы по всей стране (США) бросились снабжать свои классы компьютерами, и многие политики говорят, что глупо поступать иначе. Но противоположную точку зрения можно найти в эпицентре технологий экономики, где некоторые родители и педагоги подают знак: компьютеры и школы не смешиваются.

Это Вальдорфская школа полуострова. Она одна из примерно 160 вальдорфских школ в стране, которые проповедуют педагогический подход, основанный на физической активности, обучение на основе творческой, практической задачи. Те, кто поддерживает этот подход, считают, что компьютеры подавляют творческое мышление, движение, взаимодействие людей и
мешают концентрации внимания.

Вальдорфской методике почти сто лет, но ее позиции здесь, в элите цифровых технологий, остро поднимают активизирующиеся дискуссии о роли компьютеров в образовании.

"Я принципиально отвергаю тезис о необходимости высоких технологий в гимназии", - говорит пятидесятилетний Алан Игл (Alan Eagle), чья дочь, Энди, одна из 196 учащихся вальдорфской школы, а тринадцатиетний сын Уильям, учится в близлежащей средней школе. "Идея, о том, что приложение на IPad может
лучше научить моих детей читать и выполнять арифметические действия смешна."

Г-н Игл немного знает о технологиях. Он получил PhD в области
компьютеров в Дартмуте и работает в Google (отдел executive communications), где готовит речи для председателя, Эрика Шмидта (Eric E. Schmidt). Он использует IPad и смартфон, но говорит, что его дочь, пятиклассница, "не знает, как пользоваться Google", а его сын только учится этому.  (Начиная с восьмого класса, школа поддерживает ограниченное использование гаджетов).

Три четверти студентов здесь имеют родителей, тесно связанных
с высокими технологиями. Г-н Игл, как и другие родители, не видит в этом никаких противоречий. Технологии, по его словам, свое время и место: "Если бы я работал на студии Miramax и сделал хороший, артистичный фильм, ранжированный как R, я бы не хотел, чтобы мои дети, увидели его, пока они достигли бы 17 лет".

Хотя другие школы в регионе хвалятся своими классами с беспроводной связью, вальдорфская школа использует простые, старые на вид, доски с разноцветными мелками, книжные полки с энциклопедиями, деревянные столы, заполненные рабочими книгами и карандашами №2.

В прошлый вторник Энди Игл и ее одноклассники с 5 класса освежали свои навыки вязания, пересекали деревянные иглы вокруг шаров пряжи, делая образцы ткани. Эта деятельность, считают в школе, помогает развитию навыков в решении задач, в рисовании, в развитие математических навыках и  улучшении координации. Долгосрочная цель: сделать носки.

В нижнем зале учитель побуждает третьеклассников к умножению, попросив их сделать вид, что их тела превратились в молнии.
Она попросила их решить математическую задачу - четыре умножить на пять, и, в унисон, они закричали: "20", и направили ток из пальцев на номер на доске. Комната, полная людей вычислителей (дословно: человеческих калькуляторов).

Во втором классе студенты, стоя в кругу, получают языковые навыки, повторяя стихи за учителем, одновременно играя с мячиком бинг-багс. Эти упражнения направленны на синхронизацию тела и мозга.

Здесь, как и в других классах, день может начаться с чтения стихов о Боге, которые отражают неконфессиональный акцент на божественное.

Учитель Энди, Кэти Вахид, которая является бывшим специалистом по компьютерам, пытается сделать обучение непреодолимо притягательным и приятным на ощупь. В прошлом году она учила дробям, предлагая детям разрезать пищу - яблоки, кесадилью, торты - на четверти, половинки и шестнадцатые части.

"В течение трех недель, мы проели наш путь через дроби", сказала она. "Когда я сделала достаточно дробные куски пирога, чтобы накормить всех, как вы думаете, я завладела их вниманием?"

Некоторые эксперты по образованию говорят, что толчок к оснащению классов компьютерами является необоснованным, поскольку исследования не ясно показывают, что это приводит к улучшению результатов тестирований или другии измеряемым реузльтатам.

Является ли обучение через дроби в тортах и через вязание лучше? Сторонникам вальдорфской системы это трудно оценить отчасти потому, что частные школы, которыми они управляют, не используют стандартизированные тесты в начальных классах. И они бы первыми признали, что младшеклассники их школ не смогут получить высокие баллы на таких испытаниях, потому что дети не натаскиваются на стандартизированной математике
и чтению по учебной программе.

Когда спрашивают про доказательства эффективности школ, Ассоциация Вальдорфских Школ Северной Америке приводит то, что исследования, проведенные официальной группой, показали, что 94 процентов студентов, закончивших вальдорфские школы в Соединенных Штатах в период между 1994 и 2004 годах поступили в колледжи в престижных институтах, таких как Оберлин, Беркли и Вассар.

Конечно, эта цифра, возможно, не удивительна, учитывая, что эти студенты - из семей, которые ценят образование достаточно высоко, для того, чтобы искать частную школу для избранных, и, как правило, имеют средства, чтобы заплатить за это. И трудно отделить эффекты низкотехнологичных методов обучения от других факторов. Например, родители учеников в школе Лос Альтос говорят, что их привлекают  великие учителя, которые проходят интенсивную подготовку, создающие сильное чувство миссии, которое может отсутствовать в других школах.

При отсутствии четких доказательств, дискуссия сводится к субъективности, выбору родителей и разнице во мнениях по поводу одного слова: участие (engagement). Защитники оснащения школ технологией говорят, что компьютеры могут удерживать внимание студентов и, по сути, что молодые люди, которых
отняли "от груди" электронных устройств, не могут настроиться без них.

Энн Флинн (Ann Flynn), директор образовательных технологий Национальной Ассоциации Школьных Советов, которая представляет школьные советы по всей стране, говоит, что компьютеры имеют важное значение. "Если школы имеют доступ к инструментам и могут себе это позволить, но не используют эти инструменты, то они обманывают наших детей", сказала г-жа Флинн.

Пол Томас, бывший учитель и ассоциированный профессор образования в Университете Фурмана (Furman University), который написал 12 книг о государственных образовательных методиках,
не согласен, заявив, что "запасной подход к технологии в классе всегда будет иметь преимущество перед обучением».

"Обучение - это  человеческий опыт", говорит он. "Технология отвлекает в ситуациях, когда нам нужна грамотность, счет и критическое мышление".

И родители вальдорфских школ утверждают, что реальное участие исходит от великих учителей с интересными планы уроков.

"Участие - это о человеческом контакте, контакте с учителем, контакте со своими сверстниками", - сказал пятидесятилетний Пьер-Лоран (Pierre Laurent), который работает в высокотехнологичных стартапах, а ранее работал в Интел и Майкрософт. У него трое детей в вальдорфских школах, которые так впечатлили семью, что его жена, Моника, присоединилась к одной, как учитель, в 2006 году.

А там, где защитники классов с технологией говорят, что дети нуждаются в компьютерах, чтобы конкурировать в современном мире, вальдорфские родители отвечают: что за спешка, учитывая то, как легко можно получить эти навыки?

"Это сверхлегко. Это как научиться пользоваться зубной пастой", -
говорит г-н Игл. "В Google, и всех этих местах мы делаем технологию простой, насколько это возможно, вплоть до уровня выключения мозга. Нет причин, почему дети не смогут понять это, когда они станут старше".

Есть также много высокотехнологичных родителей в вальдорфской
школе в Сан-Франциско и к северу от нее - в школе Гринвуд (Greenwood School in Mill Valley), которая не имеет   вальдорфской аккредитации, но вдохновлена этими принципами.

В Калифорнии около 40 вальдорфских школ, и они имеют непропорционально большую долю - возможно потому, что корни движения здесь, сказала Люси Вюрц (Lucy Wurtz), которая вместе со своим мужем, Брэдом (Brad), помогли основать вальдорфскую школу в Лос-Альтосе в 2007 году. Г-н Вюрц является СЕО в компании Power Assure, которая помогает компьютерным центрам обработки данных уменьшать потребление энергии.

Вальдорфский опыт отнюдь не из дешевых: ежегодно обучение
в школах Силиконовой долины составляет 17750 долларов
с детского сада  до восьмого класса, и 24400 долларов для средней школы, хотя г-жа Вюрца сказала, что доступна и финансовая помощь. Она говорит, что типичные родители вальдорфской школы, у которых есть широкий ассортимент выбора элитных частных и государственных школ, - как правило, либеральные и высокообразованные, ценящие образование; они также знают, что, когда они будут готовы учить своих детей технологии, то у них есть возможности и опыт сделать это в домашних условиях.

Студенты, тем временем, не говорят, что тоскуют по технологиям, а также, что полностью отказались от них. Энди Игл и ее одноклассники из пятого класса говорят, что они время от времени смотрят кинофильмы. Одна девушка, чей отец работает инженером в Apple, говорит, что он иногда просит ее протестировать игры, который отлаживает. Один мальчик играет в флайт-симулятор по выходным.

Студенты говорят, что они могут расстроиться, когда их родители
и родственники полностью уходят в телефоны и другие устройства.
Одиннадцатилетний Аурад Камкар (Aurad Kamkar) говорит, что недавно он пришел к родственникам и обнаружил себя сидящим с пятерьмя из них, играющими со своими гаджетами, и не обращающими внимание ни на него, ни друг на друга. Он начал покачивать  руками у них перед лицом: "Я сказал: "Привет, парни! Я - тут!".

Десятилетний Финн Хейлиг, чей отец работает в Google, говорит, что
ему нравилось учиться с ручкой и бумагой, а не на компьютере,
потому что он мог мониторить свой прогресс годами.

"Вы можете оглянуться назад и посмотреть, насколько неразборчивым вам почерк был в первом классе. Вы не можете этого сделать с компьютером, "так как все буквы одинаковые", сказал Финн. "Кроме того, если вы научитесь писать на бумаге, вы все равно можете писать, если вода прольется на компьютер или отключится электроэнергия".

Вариант этой статьи появился в печати 23 октября 2011 года.

Перевод: ©Svetlana.Pugai